?

Log in

No account? Create an account

Предыдущий пост | Следующий пост

Всем попрахладнело? - 2

Продолжение:

 

Ровно четыре  с половиной  недели назад Земля неожиданно  и необъяснимо

изменила свою эллиптическую орбиту и устремилась по той, которая постепенно,

секунда за секундой, день за днем приближалась к Солнцу.

     В полночь было так же жарко, как и днем, и почти так же светло.

     Больше  не было ночи  и  темноты. Все  маленькие человеческие  предметы

роскоши - кондиционеры,  холодильники и вентиляторы перестали быть таковыми.

Это были жалкие и панические средства временцого выживания.

     Нью-Йорк  уподобился  огромному  больному  высыхающему  животному,  чьи

жизненные силы сгорали.  Он  очистил себя  от  обитателей. Они  двигались на

север в  Канаду в  безнадежной гонке с солнцем,  которое уже начало обгонять

их. Это  был мир жары. Каждый день  солнце становилось больше и больше, жара

нарастала  день  за днем, пока термометры не закипали;  дыхание,  движение и

разговоры были полны скуки. Это был мир бесконечного зенита.

     На  следующий  день Норма тяжело поднималась  по ступенькам  с  сумкой,

полной  продуктов.  Консервная банка и пучок вялой моркови  лежали на  самом

верху. Она  остановилась на площадке между  двумя этажами и перевела дух. Ее

легкое ситцевое платье прилипло к ней, как мокрая перчатка.

     - Норма? - раздался голос миссис Бронсон. - Это ты, дорогая? .

     - Да, миссис Бронсон, - слабым задыхающимся голосом сказала девушка.

     Она снова  начала подниматься,  а ее квартирная хозяйка вышла  из своей

комнаты и взглянула на сумку.

     - Магазин был открыт? .

     Норма улыбнулась.

     -  Широко. Думаю,  за  всю  свою  жизнь я  в  первый раз  пожалела, что

родилась женщиной.  - Она  поставила сумку на пол. - Вот все, на что у  меня

хватило сил. Там не было никого из персонала. Просто куча народа, хватающего

все, что под руку подвернется.

     Она снова улыбнулась и подняла сумку.

     - По крайней  мере, мы  не  умрем  с  голода, а  на дне есть  три банки

фруктового сока.

     Миссис Бронсон прошла за ней в ее комнату.

     - Фруктовый сок! - Она захлопала в ладоши,  как маленький ребенок, в ее

голосе слышалось возбуждение. - О, Норма... может, откроем одну из них прямо

сейчас?

     Норма повернулась к ней, мягко улыбнулась и погладила ее по щеке.

     - Конечно, откроем.

     Она начала освобождать сумку, в то время как вторая женщина открывала и

закрывала ящики кухонного стола.

     - Где открывашка?

     Норма показала на самый дальний ящик слева.

     - Вон там, миссис Бронсон.

     Руки женщины дрожали от волнения, когда она открыла ящик,  перерыла его

внутренности  и наконец  достала открывашку. Она донесла ее до Нормы и резко

выхватила банку  из  рук  девушки.  А затем  дрожащими  руками она  пыталась

воткнуть ее в крышку, тяжело и отрывисто дыша. Банка и крышка  упали на пол.

Она упала на четвереньки, испустив подобный детскому вопль, затем неожиданно

закусила губу и закрыла глаза.

     - О, Боже  мой! - прошептала она. - Я веду себя, как какое-то животное.

О, Норма... извини...

     Норма села на колени подле нее, подняла банку и открывашку.

     -  Вы ведете себя  как  испуганная  женщина,  -  тихо  сказала  она.  -

Посмотрели бы вы, миссис Бронсон, на меня  в магазине. Я бегала по проходам.

Я имею  в виду, действительно  бегала.  Туда  и  сюда, разбрасывая продукты,

хватая и выбрасывая продукты и снова хватая.

     Она улыбнулась, покачала головой и встала на ноги.

     - И при  всем  этом,  - продолжила она,  -  я  была самой тихой  в этом

магазине. Одна женщина стояла в самом центре него и плакала. В  точности как

маленький ребенок, умоляя, чтобы кто-нибудь помог ей.

     Норма снова покачала головой, стараясь вычеркнуть эту сцену из памяти.

     Маленький  радиоприемник  на  столе  неожиданно  ожил. Через  мгновение

раздался голос диктора. Он был глубокий и звучный, но звучал как-то странно.

     - Леди и джентльмены, - сказал голос, - говорит  радиостанция WNYG.  Мы

останемся в эфире в течение часа, чтобы  сообщить вам текущие новости и дать

совет  относительно движения. Сначала  бюллетень из Министерства Гражданской

Обороны.  Для  транспортных  средств,  движущихся  на  север  и   восток  из

Нью-Йорка, рекомендуется избегать  автострады  до  дальнейших  распоряжений.

Движение на Бульваре у Федерального парка и на Бульваре Развлечений, а также

на Федеральной  Магистрали Нью-Йорка по направлению на  север растянулось на

пятьдесят  миль из-за  огромного  скопления  автомобилей,  стоящих бампер  к

бамперу.  Пожалуйста,  держитесь   в  стороне  от  автострад  до  дальнейших

распоряжений.

     Последовала пауза, и голос заговорил другим тоном.

     - А теперь сообщение о сегодняшней погоде из Метеоцентра.

     Температура  в  одиннадцать часов  по  Восточному Стандартному  времени

составила  сто  семнадцать   градусов[Имеется  в  виду  температурная  шкала

Фаренгейта. 117 градусов по Фаренгейту соответствуют 52 градусам по Цельсию.

].  Влажность девяносто  семь процентов.  Барометр  без  изменений.  Прогноз

погоды на  завтра.  -  Снова  диктор замолчал,  его  интонация изменилась: -

Протез погоды на завтра.

     В  течение следующей  долгой паузы Норма  и миссис Бронсон  смотрели на

приемник. Голос диктора зазвучал снова.

     - Жарко. Еще жарче, чем сегодня.

     По радио кто-то заговорил шепотом.

     - Мне плевать,  - отчетливо сказал диктор. - Какого  черта они считают,

что  могут  кого-то  обмануть   своими  чепуховыми  прогнозами!..   Леди   и

джентльмены, - продолжил он со странным смехом в голосе,  - завтра вы можете

готовить  яичницу прямо  на тротуаре,  разогревать суп  в  океане и  дочерна

загореть в проклятой тени!

     На этот раз шепот  был более быстрым  и  громким, и  диктор,  очевидно,

среагировал на него.

     - О какой  панике вы говорите? - выпалил он. - Черт возьми, там  некому

паниковать!

     Раздался мрачный смех.

     -  Леди  и  джентльмены,  -  продолжил  голос. - Мне  сказали,  что мое

отступление  от  текста  может  вызвать панику.  Но  я  уверен,  что вас  не

наберется и дюжины во всем  городе. Я хочу начать особое соревнование.  Все,

до кого доходит  мой  голос,  могут  отломить  верхнюю часть  термометров  и

прислать их мне. Я вышлю  им книжку своего собственного сочинения о том, как

сохранить тепло ночью,  когда нет  солнца.  А теперь я,  может  быть,  смогу

найти.для  вас  парочку  настоящих  кассовых   шуток.  Как  насчет  хорошего

холодного пива? Это было бы великолепно!

     Голос зазвучал чуть тише.

     - Оставь меня, - сказал он, - ты  слышишь меня?  Черт  подери, отстань.

Уходи отсюда!

     Последовал  более  неистовый  шепот,  затем  -  мертвая  тишина,  затем

раздался звук царапающей пластинку иголки и послышалась танцевальная музыка.

     Две женщины обменялись взглядами. .

     - Слышите?- сказала Норма, начав открывать банку с грейпфрутовым соком.

- Не вы одна боитесь.

     Она расстегнула  верхнюю пуговицу платья, взяла  с полки два  стакана и

налила в них сок. Один стакан она протянула миссис Бронсон, которая смотрела

на него, но не пила.

     - Пейте, дорогая, - мягко сказала девушка, - это грейпфрутовый сок.

     Женщина посмотрела в пол и очень медленно поставила стакан на стол.

     - Я не могу, - сказала  она. - Я  не могу жить за твой счет, Норма. Это

понадобится тебе самой.

     Девушка быстро подошла к ней и крепко взяла ее за плечи.

     -  Нам придется  начать жить за счет друг друга.  - Она взяла стакан  и

вручила  его   домохозяйке,  подмигнула  ей  и  взяла  собственный  стакан.-

Онждетвас;  Миссис Бронсон  сделала героическую попытку  улыбнуться  и  тоже

подмигнуть,  но, когда  она  поднесла  стакан  к губам, ей пришлось подавить

рыдания, а сделав глоток, она чуть не заткнула себе рот.

     Музыка по  радио  резко прекратилась,  и маленький вентилятор  перестал

вращаться то вправо, то влево,  его  лопасти останавливались, как  уставший,

старый аэроплан.

     - Ток опять отключили, - тихо сказала Норма.

     Ее подруга кивнула.

     -  Каждый  день  ток есть  только  в течение нескольких  часов. А  что,

если... - начала она и отвернулась.

     - Что? - мягко спросила Норма.

     - А что, если он отключится навсегда? У нас будет, как в печке, так же,

как и теперь, так же нестерпимо жарко и даже еще хуже.

     Она закрыла рот рукой.

     - Норма, будет еще хуже.

     Девушка  не отвечала  ей. Миссис  Бронсон  сделала еще  один  глоток  и

поставила  стакан.  Она бесцельно  бродила  по  комнате,  глядя  на  картины

вдольстен. И  было что-то безнадежное в ее  круглом,  вспотевшем  лице, а  в

глазах был такой страх, что Норме захотелось обнять ее.

     - Норма, - сказала хозяйка, рассматривая картину.

     Девушка подошла к ней.

     - Нарисуй сегодня что-нибудь  другое.  Например,  пейзаж с водопадом  и

деревья, гнущиеся на ветру. Нарисуй что-нибудь... что-нибудь холодное. .

     Неожиданно  ее  лицо  перекосилось от  злости.  Она  схватила  картину,

подняла ее и швырнула на пол.

     - К черту, Норма! - закричала она. - Не рисуй больше солнце!

     Она опустилась на колени и начала плакать.

     Норма  взглянула на разорванный  холст,  лежащий  перед ней.  Это  была

картина,   над  которой  она  работала   -   частично  законченная   работа,

изображавшая улицу, над которой висело жаркое солнце. Неровный разрыв  через

все  полотно  придавал  картине  странный сюрреалистический  вид,  что-то от

Сальвадора Дали.

     Рыдания женщины  постепенно утихли,  но она  стояла на коленях, опустив

голову.

     Девушка мягко тронула ее за плечо.

     -  Завтра,  - негромко  сказала она.  -  Завтра я  попробую  нарисовать

водопад.

     Миссис Бронсон  дотянулась до руки  девушки  и  крепко держала ее.  Она

покачала головой, хриплым шепотом она сказала:

     -  О, прости меня, Норма. Моя дорогая  девочка, прости меня Бога  ради.

Было бы намного лучше, если бы...

     - Если что?

     - Если бы  я должна была просто умереть, - она взглянула Норме, в лицо.

- Было бы лучше для тебя.

     Норма опустилась на колени и взяла постаревшее лицо в свои руки.

     -  Никогда больше не  говорите  этого,  миссис  Бронсон. Ради  Бога, не

говорите этого! Мы нужны друг другу. Мы отчаянно нуждаемся друг в друге.

     Миссис Бронсон щекой прижалась к руке Нормы и медленно встала.

     По ступенькам  поднялся полицейский и появился  в  дверях. Его  рубашка

была  расстегнута.  Рукава  были  отрезаны  по  локоть  и  размохрились.  Он

посмотрел на Норму и ее соседку и вытер пот с загорелого лица.

     - В здании находитесь только вы? - спросил он.

     - Только я и мисс Смит, - ответила женщина.

     - Вы слушали радио? - спросил коп.

     - Оно у нас все время включено, - отозвалась домовладелица и обратилась

к художнице: - Норма, дорогая, какую станцию мы слушали...

     Полицейский перебил.

     - Это не  имеет значения. В  эфире их осталось две или три, а завтра-не

будет ни одной. Дело вот  в  чем - мы пытались сделать  объявление для всех,

кто еще остался в городе.

     Он  смотрел  то  на одну, то на  другую  женщину,  очевидно,  не  хотел

говорить дальше.

     - Завтра в городе не будет полицейских. Нас распускают. Больше половины

полицейских уже покинули город. Несколько  добровольцев  остались  для того,

чтобы сообщить всем о том... - Он увидел, что  страх закрался в глаза миссис

Бронсон, и постарался  говорить  ровным голосом. - Отныне самое лучшее,  что

следует  вам  сделать, - это  держать  свои двери закрытыми. Любой нехороший

человек,  любой  шизик или  маньяк  будет  свободно рыскать  по улицам.  Это

опасно, потому держите двери на замке.

     Он взглянул  на них и мысленно  отметил, что Норма  была  из них  двоих

сильнее и на нее можно было положиться.

     - У вас есть здесь какое-нибудь оружие, мисс? - обратился он к ней.

     - Нет, у меня ничего нет.

     Коп  подумал  о  чем-то  с минуту,  затем  расстегнул  кобуру и  достал

револьвер 45 калибра. Он дал его Норме.

     - Будьте осторожней. Он заряжен. - Он выдавил улыбку для домохозяйки. -

Желаю вам удачи.

     Он развернулся и начал  спускаться по  ступенькам, миссис Бронеон пошла

за ним.

     - Мистер, - сказала она дрожащим голосом, - мистер, что с нами будет?

     Коп повернулся к ней  на середине  лестницы.  Его лицо  было  усталым и

истощенным.

     - Вы этого не знаете? - тихо  спросил  он. - Просто будет  все жарче  и

жарче,  потом,  может быть, через два  дня, - он пожал плечами,  - в крайнем

случае, через четыре или пять будет такая жара, которую не перенести.

     Он  глянул через  плечо домовладелицы на  Норму,  стоящую  в  дверях  с

револьвером в руке. Его рот образовал жуткую прямую линию.

     - Тогда поступайте как вам угодно, леди.

     Мужчина повернулся и продолжил спуск.

 

Profile

raduga_astro
Elena Raduga, астропсихолог

Latest Month

January 2018
S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Tags

Powered by LiveJournal.com